Манжетка обыкновенная (Alchemilla vulgaris)
Манжетка обыкновенная - розеточный лист осенью
Манжетка обыкновенная (Alchemilla vulgaris) - многолетнее растение из рода Манжетка (Alchemilla) семейства Розовых (Rosaceae). Её легко заметить среди лугового разнотравья прежде всего благодаря сравнительно крупным листовым пластинкам необыкновенной округло-волнистой формы. Цветы у манжетки мелкие, невзрачные, поэтому именно листья служат её главной отличительной чертой. Видом своим они отчасти напоминают след огромной кошки с коготками по краям, в силу чего ещё в античные времена за растением закрепилось название «львиная лапа».

Это имя мы встречаем в знаменитом трактате «О лекарственных веществах», автором которого был древнегреческий врач и фармацевт Педаний Диоскорид из Аназарба (ок. 40 г. н. э. - ок. 90 г. н. э.)1. Его же, но уже не на греческом, а на латинском языке употреблял в своих трудах знаменитый римский энциклопедист Плиний старший (ок. 22 г. н. э. - 79 г. н. э.)2. Вплоть до наших дней растение сохраняет своё старинное греко-римское название в некоторых романских языках: французском (pied-de-lion), испанском (pie de león), португальском (pé-de-leão), каталанском (peu de lleó) и пр.

В средневековых странах Северной Европы связи с античными традициями были гораздо менее крепки. Львы и прочие крупные кошки были известны там только из книг и воспринимались как существа полулегендарные, стоящие в одном ряду с драконами и единорогами. Вследствие этого листья манжетки ассоциировались там не с животными, реальными или мифическими, а с гораздо более привычным, хотя и редким в среде простолюдинов предметом одежды - мантией. По мере распространения христианства с востока на запад мантии сделались непременным атрибутом облачения духовных лиц различного ранга, от простых монахов до высших иерархов церкви. Они представляли собой длинные, до полу, накидки, которые носили поверх остальной одежды, завязывая или застёгивая у горла на манер воротника. В дальнейшем изначально церковная традиция облачаться в мантии перешла к рыцарям монашеских орденов, от них к князьям и монархам и, наконец, к родовитой знати, стремившейся подчеркнуть своё высокое происхождение.

На иконах и фресках многие святые изображались в мантиях, в том числе и Дева Мария. Вероятно, простой народ усмотрел в листьях манжетки некое символическое сходство с облачением Богородицы. Растение стали связывать с образом Непорочной Девы, наделять чудодейственными свойствами и использовать в качестве средства от женских болезней. По свидетельству историков, люди верили, что листья манжетки, приготовленные особым образом и с особыми молитвами, способны даже восстанавливать утраченную девственность. В связи с этим в Германии, Нидерландах и Великобритании растение стало называться «мантией госпожи» - именем, сохранившимся по сию пору во многих германских языках3. Правда, в наши дни, когда обращение «господин» или «госпожа» адресуется всем людям вне зависимости от их общественного положения, смысл названия изменился и воспринимается скорее как «дамская мантия».

В России, как это часто бывает, не прижилось ни одно из европейских имён. Нарукавные манжеты, несомненно послужившие источником современного русского названия, были изобретены значительно позже мантий, в XV или XVI веке. Но кто наделил манжетку этим названием и когда именно оно вошло в широкий обиход, остаётся неясным. По всей вероятности, случилось это на рубеже XIX и XX веков. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, изданном в 1890 году, оно ещё не встречается. Авторы приводят традиционные русские имена растения: приворот, росятник, камчужник, гусиная лапка, но в качестве заголовка для статьи употребляют русифицированное латинское слово «альхемилля»4. В словаре В. И. Даля, опубликованном в 1905 году, мы уже находим манжетку, упомянутую, впрочем, лишь походя5 в статье о манжетах, изготовляемых из ткани. И всё же, несмотря на малую известность даже в среде энциклопедистов, по прошествии нескольких лет новое название прочно закрепилось в отечественной научной литературе.

Латинский термин Alchemilla берёт начало от арабского слова «алхимия». Связь манжетки со средневековой эзотерической наукой отнюдь непрямая и объясняется, как это ни странно, водоотталкивающими свойствами листьев растения. Разумеется, в этом явлении нет ничего таинственного. Сегодня нам хорошо известно, что внешние покровы многих растительных организмов гидрофобны, то есть почти не смачиваются водой. Влага, попадающая на них во время дождя, не растекается, а собирается в капельки, к которым прилипают мелкие пылинки, споры вредоносных грибов, бактерии, личинки насекомых. Таким образом происходит не только оздоровление листьев, но и их очищение, способствующее улучшению процесса фотосинтеза.

Для средневековых алхимиков, однако, все процессы, протекающие в природе, имели не только прямой, но и гораздо более важный символический смысл. Их мировоззрение во многом опиралось на знаки и аллегории, во взаимосвязи которых они стремились угадать важнейшие закономерности бытия. Символичной была главная цель их науки - превращение свинца, олицетворявшего всё самое низменное в человеке, в золото - символ высочайших свойств человеческой натуры. Символичным было и средство - так называемый философский камень, являвший собой некий универсальный катализатор, способный противостоять разрушению духа и материи. В свою очередь символом философского камня считалась обыкновенная роса, выпадающая по утрам на землю из охладившегося за ночь воздуха6. Алхимики очень ценили эту «волшебную субстанцию» и часто отправлялись за ней спозаранку в лес или на луг, расположенный возле какой-нибудь реки. Крупные листья манжетки, способные собирать большое количество воды, заслужили особое внимание сборщиков «небесной влаги». Именно благодаря этому обстоятельству в научной литературе Средневековья за растением закрепилось латинское название Alchemilla.

Впервые мы встречаем это название в печатной книге «Сад здравия»7, опубликованной в 1485 году. Её автором был немецкий врач из города Майнца Иоганн Воннеке фон Кауб (1430-1503). Первоначально сочинение было составлено в виде рукописи на латинском языке и называлось попросту «Гербарий». Затем его перевели на немецкий язык, и первый тираж книги вышел в свет из-под печатного пресса Петера Шёффера (1425-1503), сподвижника и товарища знаменитого первопечатника Иоганна Гутенберга (1397-1468).

В основу содержания книги легли переработанные тексты из более ранних немецких и латинских травников. В печатном издании насчитывалось 435 статей, среди которых 372 были посвящены растениям, 25 - лекарствам животного происхождения и ещё 28 - целебным минералам. 379 статей сопровождались иллюстрациями, наиболее качественные из которых были, по-видимому, изготовлены голландским художником и гравёром Эрхардом Ройвихом (1445-1505). Будучи одним из первых печатных травников, изданных сравнительно большим тиражом, «Сад здравия» сделался доступным беспрецедентно широкой аудитории читателей. Его популярность вышла далеко за пределы тогдашней Германии. В течение многих лет книга неоднократно переиздавалась и переводилась на многие иностранные языки. На русский язык «Сад здравия» переложил придворный врач московского великого князя Василия Ивановича (Василия III), немец по рождению Николай Бюлов (ок. 1465 - ок. 1548).
Лист манжетки обыкновенной с каплями росы
Лист манжетки обыкновенной с каплями росы
Страницы из печатной книгb «Сад здравия» с изображением и описанием манжетки.
Страница из печатной книги «Сад здравия» с изображением и описанием манжетки
Окончательно название Alchemilla закрепилось за манжеткой после выхода в свет в 1753 году основополагающего труда Карла Линнея (1707-1778) «Виды растений». В нём великий шведский учёный раз и навсегда присвоил виду его теперешнее наименование. Однако до сих пор, по прошествии двух с половиной веков, продолжаются споры о том, какие из многочисленных территориальных вариаций следует включать в рамки данного таксона. Вследствие этой неопределённости вид продолжает считаться сборным, состоящим из множества разновидностей, отличающихся друг от друга целым рядом морфологических признаков.

Сложности с определением и ранжированием объясняются в первую очередь широким распространением у манжеток апомиксиса - развития семян без процесса оплодотворения8. Из таких семян вырастают точные копии родительских особей, то есть происходит своего рода вегетативное размножение с потомством материнского типа, в котором закрепляются и передаются от поколения к поколению все индивидуальные генетические особенности, возникшие вследствие случайных мутаций. Со временем эти изменения накапливаются, что приводит к возникновению так называемых апогамных видов, всё более и более непохожих друг на друга. В ботанике подобные внешние различия, наблюдаемые внутри одного и того же вида, принято называть полиморфизмом. В растительном мире полиморфизм скорее правило, нежели исключение, но в некоторых случаях степень его может доходить до того, что становится трудно судить, где кончаются чисто внешние поверхностные вариации и начинаются более глубокие генетические изменения, дающие начало новым, самостоятельным видам.

В случае с манжетками дело осложняется ещё и тем, что наряду с апомиксисом у этих растений происходит и нормальное половое размножение с двойным оплодотворением. Главный вопрос сводится к тому, правомерно ли приравнивать отличающиеся разнообразием форм апогамные особи к амфимиктическим (то есть возникшим в результате полового размножения), или же стоит рассматривать те и другие в рамках различных растительных комплексов.

Заметим, между прочим, что апомиксис возник у манжеток не случайно. Он даёт им большое преимущество, увеличивая семенную продуктивность. Неблагоприятные погодные условия, заморозки или затяжные дожди не мешают развитию плодов, так как цветки не нуждаются в опылении. Вместе с тем снижается зависимость от насекомых, численность которых в наших северных широтах сильно колеблется год от года. Но, как часто бывает, вместе с преимуществами возникают и риски. В широком эволюционном контексте апомикты благоденствуют лишь до тех пор, пока не происходит значительных изменений в окружающей среде. Утратив способность к рекомбинации9, они теряют генетическую пластичность, позволяющую с большей лёгкостью приспосабливаться к новым условиям, и часто полностью вымирают в случае резкой смены преобладающего климата. В силу этого обстоятельства случаи исключительного апомиксиса с полной утратой полового размножения у цветковых растений чрезвычайно редки.

Довершает путаницу в систематике манжеток их сезонная изменчивость. В разные месяцы года эти растения могут выглядеть по-разному, особенно это касается форм и размеров листовых пластинок. Весной и осенью листья уменьшаются, черешки становятся более короткими, а прилистники, наоборот, увеличиваются. В течение лета меняется конфигурация зубцов, углубляются или разглаживаются разрезы между лопастями, появляется, редеет или пропадает опушение. При этом почти не подвержены изменениям такие характеристики, как число зубцов на листьях и внешний вид цветков.

Несмотря на всё вышесказанное, узнать манжетку в природе очень легко. В России эти растения распространены в Европейской части, на Урале, в горах Кавказа и Алтая. Во всех этих районах они встречаются довольно часто. С точки зрения академической науки их принято разделять на несколько десятков, порой даже сотен местных видов, но мы будем рассматривать их здесь как единый комплекс или, точнее сказать, как целый род под общим названием «манжетка обыкновенная», оставив учёным долгие споры о точной и правильной классификации. Большинство сведений, приведённых ниже, одинаково относится к большинству видов, различить которые даже при тщательном осмотре способен только хорошо подготовленный специалист. Для простого любителя природы, к числу которых я отношу и себя, эти частности вряд ли представляют большой интерес и потому опускаются здесь как несущественные.

Итак, начнём с того, что жизнь наших манжеток делится на несколько возрастных состояний. Начинается она, по обыкновению, с созревания плодов - мелких орешков, падающих на землю под воздействием силы тяжести и остающихся там, где упали, до следующей весны. Первые проростки появляются из семян в середине мая. К этому времени большинство лесных и луговых трав уже обладает развитыми побегами с листьями, а некоторые успевают и отцвести. Таким образом запоздавшие молодые проростки манжеток с самого начала оказываются затенёнными более рослыми соседями и большинство из них погибает. Те же, кому повезло остаться в живых, начинают неспешно формировать отнюдь не листья, а слабо ветвящийся главный корень. Только через месяц, в июне, когда питательные вещества в семядолях заканчиваются, растения переходят к самостоятельному питанию, вступая таким образом в ювенильное состояние.

В первый год жизни формируется крошечный побег длиной не более в 2-3 мм и диаметром до 2 мм, с четырьмя-пятью столь же миниатюрными зелёными листочками. Эти листья совершенно не похожи на взрослые, их форма треугольно-овальная, края усажены зубчиками разной длины. В пазухах листьев закладываются почки, никогда не трогающиеся в рост.

В середине лета начинается рост придаточных корней, способных сильно сокращаться в продольной направлении - укорачиваться. Такой же, но несколько менее выраженной способностью обладает и главный корень. Это приспособление нужно манжетке для того, чтобы с наступлением холодов втянуть в почву нижнюю базальную часть побега из которой впоследствии сформируется первое колено корневища. В таком втянутом в землю состоянии молодое растение зимует.

На второй год верхушечная почка формирует короткий простой побег без боковых ветвей. Затем в течение нескольких лет происходит постепенное разрастание надземной части, растёт диаметр корневища, увеличивается размер и количество листьев, приобретающих характерный жёлто-зелёный цвет. На четвёртый или пятый год система главного корня окончательно отмирает, но её следы обнаруживаются у растений вплоть до десятилетнего возраста. Далее продолжает функционировать только система тонких, до 2-3 мм в диаметре, придаточных корней.
На седьмой-девятый год жизни манжетки приобретают способность к размножению. Признаком этого служит появление боковых цветоносных побегов, берущих начало от пазушных почек корневища. Первая попытка цветения как правило ограничивается появлением одного-двух соцветий. И только ещё через год растение вступает, наконец, в самую продуктивную и развитую пору своего существования - средневозрастной генеративный период.

Вегетативные побеги достигают в это время своих максимальных размеров - до 20 мм, и сохраняются в таком состоянии на протяжении многих лет. Каждый год на них образуется по 15-17 розеточных листьев, имеющих характерное строение с делением на 7, 9 или 11 зубчатых лопастей. Листовые пластинки имеют длину 5-12 см и ширину 6-13 см. Зубцы на них широкие, косо-треугольные, острые, сверху голые, снизу волосистые. Листья сидят на длинных, опушённых по всей длине черешках с основаниями в виде влагалищ, охватывающих верхушечную почку. В отличие от них листья цветоносных побегов короткочерешковые, с крупными зелёными прилистниками и слабо развитыми влагалищами. На них насчитывается не более чем три или пять лопастей. Самые верхние листочки формируют крупнозубчатые прицветники при мелких, в 1,5-2 мм длиной и 2-3 мм шириной, четырёхчленных колокольчатых цветках.

В течение вегетативного сезона формируется три поколения листьев. Первое закладывается осенью и разворачивается с начала апреля по конец мая. Продолжительность их жизни составляет около двух месяцев, следовательно, в зависимости от времени появления, все они отмирают уже к началу, самое позднее - к середине лета. На смену им вырастают листья, закладывающиеся весной и появляющиеся в первые летние месяцы. Они достигают наибольших размеров в августе и буреют и опадают в сентябре-октябре, прожив почти три месяца. Последнее осеннее поколение, закладывавшееся летом, осуществляет фотосинтез с конца августа до начала холодов. Их существование длится, в зависимости от погоды, от 60 до 75 дней. Если в начале осени только что появившиеся листья третьего поколения скосить, вместо них вырастают новые, остающиеся зелёными и не увядающие вплоть до выпадения снега.
Первые листья манжетки ранней весной
Листья манжетки ранней весной
Первое поколение листьев в апреле
Первое поколение листьев в апреле
Второе поколение листьев в июле
Второе поколение листьев в июле
Третье поколение листьев в сентябре
Третье поколение листьев в сентябре
Увядающий лист в октябре
Увядающий лист в октябре
С увеличением количества листьев у взрослого растения растёт и число придаточных корней, отходящих от листовых узлов в местах прикрепления черешков к стеблю. От одного узла может отходить по нескольку корешков, образующих бахромчатую корневую систему по всей длине корневища. Само корневище располагается в почве горизонтально на небольшой глубине, редко превышающей 1 см. Его активный участок, несущий стебли и листья, приподнимается над землёй. С этой стороны корневище ежегодно нарастает на 1-2 см, в то время как с противоположного конца, углублённого в почву, происходит его постепенное отмирание, протекающее с той же скоростью, что и нарастание. Вследствие этого в каждый отдельно взятый момент времени длина корневища не превышает 20-25 см.

Цветение манжеток приходится на конец мая и начало июня, а затем как будто бы наступает его второй этап, продолжающийся с августа по октябрь. На самом же деле как раз осеннее цветение правильнее было бы считать начальным, а весеннее - его продолжением, вынужденно отложенным вследствие наступления зимы. Дело в том, что цветоносные побеги осеннего периода формируются из почек, расположенных в пазухах весенне-летних листьев, то есть листьев первого и второго поколений. Эти почки способны трогаться в рост сразу же, минуя стадию покоя. Весенние же цветоносы берут начало из почек, образовавшихся преимущественно в пазухах последних осенних листьев, не успевших дать генеративных побегов вследствие начала зимы.

Цветки развёртываются не одновременно, вследствие чего каждый побег цветёт на протяжении двух-трёх недель, а общая продолжительность жизни цветоноса составляет около трёх месяцев. Обоеполые цветки собраны в рыхлые клубочки - соцветия, в которых все цветки тесно скучены и развиваются от вершины к основанию, имея вид округлых головок. В каждом цветке желтоватого цвета листочки околоцветника охватывают завязь загнутыми концами и срастаются с ней, в дальнейшем развиваясь в сросшиеся между собой плоды. Клубочки в свою очередь составляют более крупное щитковидно-метельчатое соцветие.
Головка из цветков Манжетки
Головка из цветков Манжетки
Цветонос
Цветонос
Щитковидно-метельчатое соцветие
Щитковидно-метельчатое соцветие
Позднее осеннее цветение
Позднее осеннее цветение
В зеве цветка имеется железистое кольцо, опадающее вместе с созревшим плодом, представляющим собой сплюснуто-яйцевидный орешек. Чашечка снабжена подчашием, состоящим из листочков разной длины. Лепестков нет. Четыре тычинки расположены напротив листочков подчашия в зеве гипантия - части цветка, образовавшейся вследствие срастания цветоложа и цветочной трубки. У всех тычинок короткие тычиночные нити и часто сморщенные, недоразвитые пыльнии10. Примечательно, что пыльники раскрываются только в случае преобладания в них нормальной пыльцы при сравнительно небольшом количестве деформированных, нежизнеспособных пылинок. Если же пыльца плохого качества, пыльник засыхает, так и не раскрывшись. Нормально развитые пыльцевые зёрна имеют продолговато-сферическую форму с тремя продольными бороздками. Единственный пестик, также заключённый в гипантий, имеет яйцевидную завязь, нитевидный столбик и шаровидное рыльце. Изредка встречаются цветки с двумя, ещё реже - с четырьмя пестиками11. Попадая на рыльце пестика, пылинки прорастают только в том случае, если их со всех сторон окружает дождевая вода.

Семена манжеток могут храниться в почве в течение нескольких лет, однако всхожесть их невелика и составляет в среднем 0,03% в сравнительно неблагоприятных условиях. В сравнительно благоприятных она вырастает до 2,7%. Вегетативное размножение встречается редко и в основном у старых особей.

Старение происходит у манжеток очень медленно. С течением времени почки, формирующие цветоносные побеги, становятся всё слабее и, наконец, отмирают. Происходит это не ранее чем через 20-25 лет после первого цветения, то есть примерно к тридцатому году жизни растения. Взамен из верхних пазушных почек побега прошлого года развиваются один или несколько коротких боковых вегетативных побегов. Спустя два-три года они становятся мощнее и зацветают. Их ежегодное цветение продолжается затем в течение примерно 15 лет, после чего они в свою очередь отмирают, заменяясь побегами третьего порядка, затем четвёртого и так далее, причём продолжительность жизни каждого следующего поколения укорачивается по сравнению с предыдущим.

Когда боковые побеги начинают отмирать раз в два-три года, а затем и ежегодно, в жизни растения наступает старческий или сенильный период. Для него характерно измельчание листьев, уменьшение количества придаточных корней, генеративные почки всё ещё закладываются, но не развёртываются. В очень старых особях уже практически невозможно узнать манжетку. Трудно сказать, когда именно наступает подобное состояние. Согласно некоторым оценкам учёных, средняя продолжительность жизни манжеток составляет 60-70 лет, что сопоставимо со сроком человеческой жизни.

Столь долго живущее растение не может не влиять на окружающую среду в месте своего обитания и, в то же время, во многом зависит от стабильности этой среды. В основном манжетки встречаются на лугах и лесных опушках, то есть в местах со сравнительно стабильными экосистемами. В то же время они способны быстро захватывать территории, освободившиеся вследствие деятельности человека: окраины дорог, вырубки, железнодорожные насыпи и гари. Позднее летне-осеннее выкашивание мало влияет на сезонное развитие этих растений, поэтому их можно без труда отыскать на полях, отведённых под сенокосы или пастбища. Зато при постоянном раннем сенокошении рост и развитие манжеток замедляется, а популяция редеет или вовсе исчезает через несколько лет. Полное отсутствие сенокошения также снижает численность популяции, но при этом оставшиеся растения становятся более мощными и жизнеспособными.

Манжетка традиционно считается кормовым растением, кроме домашнего скота её поедают полевые грызуны. Продуктивность зелёной массы в большой степени зависит от обилия осадков: в засушливые годы она уменьшается вдвое. На листьях манжеток, в особенности ослабленных особей, часто паразитируют плесневые грибки различных видов: ржавчинные, мучнисторосяные, дейтеромицетные и другие.

В зелёных тканях этих растений содержатся таннин, дубильные вещества, катехины, стероиды, флавоноиды, витамин С, лигнин, кумарины, органические кислоты12. О применении манжеток в медицинских целях известно немного. По некоторым сведениям, отвар травы манжетки сверкающей (Alchemilla micans) может употребляться внутрь при женских заболеваниях; им промывают места, поражённые чесоточным клещом; отваром свежих листьев делают примочки при ушибах13. Водный настой применяется внутрь при поносах и желудочных коликах14. Растёртые сырые листья прикладывают к мелким царапинам, порезам, фурункулам и прыщам для их скорейшего заживления. Во Франции сушеные листья манжеток в прошлом использовались вместе с сушёными листьями примулы в качестве целебной добавки к чаю, а также для придания особого вкуса некоторым сортам сыра.

1 По-гречески это название звучало как леонтоподион (λεοντοπόδιον). Dioscorides, «De materia medica». Tr. by T. A. Osbaldeston. IBIDIS Press, Johannesburg, South Africa, 2000, p. 679.
2 Латинское имя растения - «pes leonis».
3 Немецкое - Frauenmantel, английское - lady's mantle, нидерландский - spitslobbige vrouwenmantel (буквально «остроконечная дамская мантия»). Примечательно, что в некоторые языки германской группы всё-таки проникло греко-римское название «львиная лапа», например, в датский - almindelig løvefod (буквально «обыкновенная львиная лапа»).
4 Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А., «Энциклопедический словарь». Типо-литография Е. А. Ефрона, С-Петербург, 1890 г., том Iа, стр. 592.
5 «Толковый словарь живого великорусскаго языка Владимира Даля». Издание т-ва М. О. Вольфъ, С-Перербургъ-Москва, 1905 г., том 2 стр. 773.
6 Biedermnn Hans, «Dictionary of Symbolism: Cultural Icons & the Meanings Behind Them». Transl. by James Hulbert. New York, A Meridian Book, 1989, p. 95.
7 Оригинальное немецкое название книги - «Ein Gart der Gesundheit».
8 Впервые апомиксис был обнаружен у манжеток шведским ботаником Сванте Самуэлем Мурбеком (1859 - 1946) в самом начале XX века. Долгое время считалось, что эти растения вообще не способны к половому размножению вследствие отсутствия у них нормальной пыльцы.
9 Рекомбинация - обмен генетическим материалом между различными особями одного и того же вида, приводящий к появлению потомства, генетически отличного от обоих родителей.
10 Глазунова К. П., «Об особенностях пыльцы некоторых видов рода Alchemilla L. в связи с апомиксисом». Биологические науки, 1980, №5, стр. 54-59.
11 Морфологическое описание цветков дано в основном по книге «Флора СССР». Москва, «Наука», 1941 г., том 10, стр. 356.
12 «Растительные ресурсы СССР». Ленинград, «Наука», 1987 г., том 3, стр. 22.
13 Гаммерман А. Ф., Юркевич И. Д., «Лекарственные растения дикорастущие». Изд. «Наука и техника», Минск, 1965 г, стр. 245.
14 Мишенин И. Д., «Лекарственные растения и их применение». Изд. «Наука и техника», Минск, 1975 г., стр. 209.
Домашняя страница
Контакты
Файлы
Уголок краеведческий